Сайт священника Алексея Шляпина - Подлинная психология – это православная аскетика
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
Вселенская Православная Церковь, Московский Патриархат, Московская епархия, Можайское благочиние

Подлинная психология – это православная аскетика

 

В современном церковном сознании есть тенденция преувеличивать значение светской психологии.

На самом деле подлинная психология у Церкви уже давно есть, и она и доступна только Церкви. Подлинная психология – это православная аскетика. Подвижники, просвещённые Духом Святым, на собственном опыте познавали строение человеческой души и её нестроения и болезни, т. е. грехи. Православная аскетика – это знание реальности, подтверждённое опытом, т. е. подлинное знание о душе, подлинная психология.

А любая светская психология – это неполные и неверные представления о душе человека, не более чем огрызки каких-то может быть действительных наблюдений, скреплённые в упрощённую схему раствором домыслов и теорий. Т. е., светская психология не даёт полного и, главное, верного знания о человеческой душе, неполно, упрощённо и неверно представляет действительность. «Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем?» (1 Кор. 2, 11).
Человеческая душа познаваема только с позиций духовных, только с позиций ума (духа), просвещённого Духом Святым. А это и есть взгляд с позиций православной аскетики. «Душевный человек... не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может» (1 Кор. 2, 14-15).
Так что, Христианин тем более не познаваем с позиций светской психологии. Поэтому, стыдно должно быть Христианину обращаться к светскому психологу (я имею ввиду вообще к практикующему светскую психологию, даже если сам психолог православный).

Недостоверность светской психологии доказывается даже таким простым формальным признаком как множественность психологических школ. Как они все могут быть правы, если строение человеческой души – одно?! Здесь вступает в силу довод свт. Василия Великого: «...Ни одно их учение не осталось твёрдым и непоколебимым; потому что последующим учением всегда ниспровергалось предшествовавшее. Посему нам нет и нужды обличать их учения; их самих достаточно друг для друга к собственному низложению...» («Беседы на Шестоднев», 1).

Итак, для Церкви достаточно подлинной психологии, которая действительно отражает реальность о человеческой душе, т. е. православной аскетики.
Светская психология Церкви не только не нужна, но она сбивает с толку, прививает неверные представления о человеческой душе и неверные понятия.

Например, имеет место неправильная тенденция разделять понятия «уныние» и «депрессия»?! «Депрессия» – это параллельный термин, введённый светской психологией, которая, наблюдая видимое проявление уныния, обозначает его термином «депрессия», не зная истоков этого состояния.
На самом деле депрессия – это и есть страсть уныния. Уныние, как и любой грех, коренится в душе, при этом отражается и на теле, и на состоянии организма. Это внешнее проявление и замечает светская психология, и пытается лечить внешними средствами, вне связи с покаянием, не понимая, что истоки депрессии (уныния) – в душе. И что это - грех.
Также, и лень, и апатия – ни что иное как проявление той же страсти уныния.

И другие греховные страсти светская психология склонна объяснять на уровне физиологическом. Например, объяснять страсть блуда гормональными процессами. Или же на уровне психологическом вне связи с понятием греха. При том, что любая страсть (и блудная в том числе) коренится и начинается всегда в душе. И является греховным повреждением в первую очередь души, которое отражается и на теле. И врачуется любое греховное повреждение души, любая страсть, какими бы терминами её ни камуфлировала светская психология, не иначе как через покаяние.

Итак, светская психология вводит в заблуждение.

А светские психологи не по праву вторгаются в человеческую душу, не зная её, и не имея действительных средств для излечения её.

Власть и реальную силу исцелять душу человека, т. е. восстанавливать её в первозданном состоянии и примирять с Богом, Бог вверил священникам. А не психологам.

Что же может сделать психолог, если уж его занесло на стезю этой деятельности, чтобы не навредить, не согрешить? Он должен смиренно осознать и признать, что никак не является пунктом назначения больной души, лечебницей, что не может сам помочь. Он может быть не более чем дорожным указателем к подлинным психологам, т. е. к священникам, и к подлинной лечебнице, т. е. к Таинству Исповеди. Единственно правильный результат беседы психолога – это если человек в результате этой беседы пойдёт к священнику на Исповедь. Только на Исповеди и только через священника человек и может получить подлинное реальное исцеление.

 

Свящ. Алексей Шляпин


Назад к списку